Фортификация Орши

Согласно инвентарю 1560 г., оршанцы были обязаны «в замку одну стену
оправовати и перед замком мост будовати, стацею послам и гонцам давати, а
подводные пенязи... давати и сторожу замковую полнити». Кроме того, они «в
замку Оршанском, от речки Ршицы водлуг стародавнего звычаю городни будова-ли».
Пушкари ведали ремонтом и изготовлением огнестрельного ручного оружия и пороха.
Окрестные жители («кунични-ки»), платившие денежные налоги, также обязаны были
ремонтировать стены замка и мост.

Проезжая в январе 1593 г. через Оршу, московский дьяк Трифон Коробейников
отметил, что «городок Орша каменный, стоит на реке Непре на берегу с Литовский
стороны, а верхний бой на стене и на башнях деревянный». Австро-венгерский
посол Николай Варкоч в августе 1593 г. записал в своем дневнике: «Рано приехали
в Оршу. Это обширный город, лежит на двух реках — Оршице и Днепре. Там есть
королевский, впрочем, деревянный замок, который, должно быть, значительная
пограничная крепость и считается сильною, так как отчасти обнесена стеной и с
одной стороны омывается рекой Днепром, а с другой — Оршицей».

В конце XVI в. каменный замок еще не был достроен, хотя на него и на другие
«потребы города» шла часть доходов от местной воскобойни и гостиного двора. Это
подтверждает и «Устава повинностей», которую в 1594 г. дал оршанским мещанам король
Жигимонт III. Она обязывала мещан «бланки на стене замковой от Иршицы оправлять
и знову заробити, кгды опадуть».

В «Уставе» были четко определены другие военно-строительные повинности
оршанцев: содержать в надлежащем состоянии тайник к воде, ремонтировать мост и
копать яму под подъемным мостом, давать двух ночных сторожей и «воротного
меркуля подлуг старого звычаю». «Теж мещане места здешнего повинны вси и кождый
засобна для обороны в час небес-нечности замковой от неприятеля господарского
стрельбу вше-лякую, то есть гаковницы, ручницы и сагайдаки и иную оборону,
рогатину и што иного, ку той обороне належить, у домех своих мети, а без
обороны таковое в дому своим не мешкать». Четко регламентировались и другие
обязанности горожан.

Было введено военно-податное разделение жителей города на четыре сотни во
главе с сотниками. Королевская власть обязывала их «у справе дойзренью своем
мети и потребы их враду доносити, а завжды за росказаньем врадовым в час
небеспечности от неприятеля господарского и ку каждой потребе, так и ку работе
с тыми людьми поготову быти».