Оборонительные сооружения Могилева

Версия о происхождении и становлении восточно-белорусского города Могилева
была дополнена и уточнена благодаря современной науке. Теперь нам совершенно
ясно, что сведения о его основании в 1267 г. князем Львом Даниловичем Галиц-ким
— не что иное как миф. Не причастен к этому и киевский князь Лев Данилович
Могий, хотя бы потому, что такого князя в 1386 г. вообще не существовало.
Однако народная легенда о разбойнике Могиле, будто бы захороненном в кургане
над Днепром, действительно кажется довольно правдоподобной. Легенда стыкуется с
информацией, приведенной в Баркулабовской летописи, а также в Могилевской
хронике Сурты и Трубницкого. В летописи говорится: «Лета 1526 г. болший замок
зароблен и принято много горы Могилы, на которой теперя замок Могилев стоит».
Очень важна для истории города такая летописная строка: «...по горце Могиле
назван Могилев», т. е. фактически раскрывается этимология названия города.

Эти сведения были углублены и дополнены благодаря археологическим раскопкам,
проведенным на месте, где стоял средневековый Могилевский замок. Оказывается,
ему предшествовало не древнее городище, как считалось ранее, а древний
грунтовый могильник XII—XIII вв. Это кладбище, судя по всему, в 1526 г. уже не
функционировало, было заброшено, а место на высоком берегу Днепра, где оно
располагалось, называлось «гора Могилы». Учитывая, что в летописи говорится о
«болшим замку», можно предположить существование еще одного, меньшего замка,
который, по свидетельству «Могилевской хроники», «перед тем несколько сот лет
был». Однако следы его стерлись под средневековой и сегодняшней застройкой
Могилева. В таком случае «место Могилев», принадлежавшее в 90-х гг. XIV в.
королеве Ядвиге и в 30-х гг. XV в. князю Свидригайло, .могло не иметь
укрепленного замка.

В целом археологические материалы свидетельствуют о довольно сонной жизни на
берегах Днепра и Дубровенки вплоть до XIV—XV вв. Лишь в первой четверти XVI в.
начался быстрый экономический и территориальный рост Могилева и численности его
населения, которое пополнялось, главным обра-УОМ, за счет «прихожих людей
селян» и выходцев ид Кричева, Мстиславля, Смоленска и других мест.