Полоцкие замки

Восьмая башня (воротная) открывала дорогу из замка в Великий посад. Она была
в плохом состоянии и требовала ремонта. Гора возле нее была «на узвозе з места
вельми утоптана». Не работал подъемный мост, не было рва. В плохом состоянии
находился и второй «узвоз» со стороны реки Двины. Для ремонта ворот полочане
заготовили 25 коп бревен и брусьев. Эту браму и 15 городен вместе с Устенской
брамой досматривали мещане. Последняя башня — «вежа Софийская», срубленная в
три бревна, стояла на углу замка.

Всего мещане досматривали в замке четыре башни и сорок городней. На них
лежала обязанность строить и ремонтировать два моста и укрепления острога
вокруг Великого и Запо-лотского посадов. На выезде из острогов стояли
«остроговые брамы».

Во время ревизии 1552 г. была раскрыта организационная основа обороны
города, названы десятки и десятники, сотни и сотники, а также «староста
дойлидский», который, судя по всему, ведал военно-строительным делом в городе,
т. е. был фактически «валмистром».

Ворота замка охраняли драбы, которых содержали на доходы от «мыта
Полоцкого». «Острожные брамы» по очереди сторожили сами мещане. Порядок несения
охраны городских ворот и укреплений был определен королем Жигимонтом еще в 1529
г., когда он издал особую «Уставу Полоцкую». Согласно ей «кликуны» дежурили
ночью, «кликая» и трубя в трубы. Главная их задача сводилась к несению
противопожарной службы.

Другая группа из двенадцати сторожей, согласно «Уставе» 1529 г., стояла у
городских ворот, «коли купцы едуть». Здесь дежурили поочередно все люди —
«господарские и князьские, и панские, и боярские, и всих духовных, и мещанские,
и путные, которые и в месте Полоцком местца свои мають, вси по-сполу тую
сторожу в замку в ночы у ворот мають стеречи чергами». К тому времени в
Полоцком замке появилась постоянная группа сторожей, которые получали
стабильную плату: «Тыс сторожы за то на реце Двине на себе перевоз заведають и
плату з людей господарских путных и тяглых и з людей шляхетских, духовных на
себе мають».