Церковь Рождества Иоанна Предтечи

На старомосковском поверье, благодаря которому к приделу в честь мученика Уара, говоря словами одного церковного автора, «притекали матери молиться о больных детях своих», стоит, остановиться особо, тем более, что придел этот — в отличие от всего храма — сохранился до наших дней: когда церковь в середине прошлого века снесли (об этом печальном событии еще пойдет речь), придел Уара перемещен был в Архангельский собор.

Кем же был этот святой, какими чудесами славен и его ли обликом можно объяснить веру в него как в исцелителя детей?

Обратимся к 12-томным (по числу месяцев в году) «Житиям святых», составленным в прошлом веке архиепископом Филаретом (Гумилевским).

Житие Уара — типичная раннехристианская легенда, типичная в такой мере, что можно говорить уже о ее трафаретности... Римский воин, начальник отряда, посланного за тридевять земель от «Вечного города» — в Египет. Как в таких случаях водится, он — тайный христианин, деятельно помогавший единоверцам, преследуемым «языческими» правителями. Но вот тайное стало явным, Уара поволокли на грозный суд, где он, конечно, в приверженности к новой вере открыто и с гордостью признался и не пожелал от нее отречься. Истерзанное тело его «выбросили за город на съедение зверям».

И тут на сцене житийного повествования появляется некая женщина по имени Клеопатра, вдова, христианка, свидетельница истязаний и гибели Уара. Она подбирает на загородном пустыре «мощи» Уара и под видом останков мужа, завещавшего якобы похоронить его на родине, увозит их в Палестину, помещает в храм, для этой цели ею построенный.

Послушаем высокопреосвященного Филарета. «Единственный сын ее Иоанн благополучно достигал совершенного возраста и готовился поступить на царскую службу... Клеопатра во время совершения литургии в новоосвященном храме усердно молилась мученику (Уару), чтобы он исходатайствовал у бога все полезнейшее и спасительнейшее для ее сына. Между тем к вечеру, когда кончилось отрадное празднество, юноша Иоанн внезапно заболел, быстро развился непостижимый недуг и, пометавшись несколько часов в горячечном жару, в полночь скончался...»

Несчастная мать бросилась к гробнице с «мощами» Уара и рыдала, припав к ним, умоляла святого вернуть ей сына.

Как и положено, тут на нее снизошел «тонкий сон», и пред ней предстали «в блистательных одеждах, озаренные чудным светом», и сам Уар, и только что скончавшийся юный Иоанн.