Церковь Рождества Иоанна Предтечи

— Зачем ты с ропотом взываешь ко мне? — строго вопрошал Уар. — Я знаю и ценю твое почитание и всегда молю бога о родных твоих... и о сыне твоем, я умолил господа, чтобы он сопричислил его к лику святых своих, и вот, он призван к блаженству. Разве это не та спасительная участь, которую ты испрашивала для него у бога? Если хочешь, то возьми сына твоего и отдай на служение царю земному вместо того, чтобы предстоять ему царю небесному.

Услышав последние слова, душа умершего юноши стала умолять Уара:
— Нет, не возвращай меня в мир, полный неправд и беззакония!
А потом, обратившись к родной матери:
— Зачем ты скорбишь, мать моя? Если любишь меня, то радуйся моему счастью и не отвлекай от небесного блаженства ради земного убожества.

И Клеопатра, «преисполненная радостию и веселием... торжественно похоронила тело своего сына при гробе мученика, торжественно проводив его в могилу, не как мертвеца, а как жениха в чертог брачный» .

Она поступила как истинная христианка. Речи мученика Уара и ее собственного сына догматически верно отразили фундаментальную суть раннехристианского вероучения, проповедующего (говоря словами другого раннехристианского мученика), что жизнь — это смерть, а смерть — это жизнь, прославляющего (говоря словами современного православного богослова — покойного митрополита Крутицкого и Коломенского Николая) смерть как третье (после рождения физического и крещения) и самое главное, желанное и радостное рождение.

Шли бы к такому Уару десятки тысяч женщин с хворыми детьми на руках, если бы знали, кто такой на самом деле этот святой мученик? Разве брели бы к Кремлю, к церкви Рождества Иоанна Предтечи с приделом мученика Уара по ухабистым, раскисшим от грязи или пыльным проселкам, за десятки, за сотни верст, если бы знали, какой «милостью» наградил он когда-то такую же, как они, мать?..

Но они шли, быть может, с последней надеждой, упованием на чудо, понятия не имея о каноническом житии мученика Уара (как, впрочем, и иных православных святых) и исповедуя на деле нечто весьма отличное от «истинного» православия... Один из бесчисленного множества фактов, показывающих реальную религиозность русского народа во все времена.

Паломничество прекратилось, когда в 1847 году церковь во имя Рождества Иоанна Предтечи была снесена.