Юрьев монастырь

С присоединением Новгорода к Москве обитель перестала быть княжеской, у нее отобрали многочисленные подаренные земли. Но монастырь быстро восстанавливал могущество и богатство. Даже в XVIII веке, когда он, как и многие древние обители, находился в упадке, за ним числилось четыре с половиной тысячи крепостных крестьян.

В правление Екатерины II монастырь претерпел ущерб от секуляризации церковных земель, но ему сторицей воздалось от потомков новой екатерининской знати. В XIX веке богомольная графиня А. А. Орлова-Чесменская осыпала обитель золотом. Графиня жила рядом с монастырем, юрьевский архимандрит Фотий был ее духовником...

История Юрьева монастыря была бы вполне благочестивой, если бы не новгородские ереси, которые затронули стоящую на отшибе обитель, может быть, именно из-за ее окраинности и традиционной оппозиционности. В конце XV века в кельях Юрьева монастыря собирались православные священнослужители, отрицавшие сам институт монашества. Они не признавали таинство святой троицы, сомневались в божественности Иисуса Христа, отвергали почитание икон. Подспорьем в еретических штудиях оказались многочисленные богословские сочинения, собранные в здешней библиотеке. Известна ведь, эта цепочка: чтение — сопоставление — сомнение...

Новгородский архиепископ Геннадий, этот неутомимый и жестокий борец за чистоту веры, выследил еретиков. Одни бежали за границу, другие затаились. Тем, кто остался в городе, удалось даже «свалить» своего противника: Геннадий был смещен с епархии по обвинению в раздаче церковных должностей за взятки.

Но прошло несколько лет, и лидеров новгородской реформации вызвали на церковный собор в Москву. Еретиков приговорили к сожжению.

На костер взошел и настоятель Юрьева монастыря — архимандрит Кассиан...